Фундаментальное значение национального человеческого капитала и институтов его развития в ХХI веке

Версия для печати

 

Президент России Владимир Путин подписал Указ «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» — «в целях осуществления прорывного научно-технологического и социально-экономического развития Российской Федерации, увеличения численности населения страны, повышения уровня жизни граждан, создания комфортных условий для их проживания, а также условий и возможностей для самореализации и раскрытия таланта каждого человека»[1]

В. Путин

 

Уже писалось, что не только величина национального богатства и ВВП страны, но и военная мощь государства, его способность (в нашем случае) обеспечивать стратегическое сдерживание, во многом предопределяются величиной НЧК и эффективностью его институтов, что легло в основу послания президента ФС РФ 2018 года и первого Указа, в котором было сформулировано поручение правительству до октября того же года подготовить прогноз и план его реализации[2].

Только к началу 2018 года правящая российская элита признала так или иначе, что напрочь «потеряла» для своего развития 30 лет. Сначала в послании ФС РФ 1 марта, а затем в первом указе сразу же после инаугурации В. В. Путин обозначил самые болезненные точки развития страны, о которых, следует признать самокритично, известно было очень  давно[3]. В 2018 году мы только-только вышли по основным показателям экономического развития на уровень 1990 года РСФСР, не достигнув основных показателей по машиностроению, а тем более приборостроению и целому ряду других наукоёмких отраслей.

Но за эти же 30 лет мир стремительно развивался, а экономические показатели КНР, Индии, США, Малайзии, Индонезии, Турции и целого ряда других стран увеличились в несколько раз и даже десятки раз. Это означает, что в физических показателях и объемах ВВП Россия осталась на уровне 1990 года (порядка 2 трлн долл.) в то время как объем  ВВП КНР достиг 12–13 трлн, а США — 18 трлн. Но это же означает, что Россия потеряла не меньше в качестве развития институтов НЧК, а, следовательно, и невоенных средств стратегического сдерживания. Это, следует признать, негативно сказалось на её развитии в последние годы и на способности защищать свои интересы за рубежом, в частности, на постсоветском пространстве, где она теснится западной коалицией.

Преодолеть этот разрыв в условиях неблагоприятной международной и военно-политической обстановки можно только и исключительно с помощью качественного роста НЧК страны, когда индивидуальный потенциал каждого человека станет составной частью национальной мощи. Условно говоря, если потенциал отдельной личности измеряется от «минус 1000» (для криминальных или других антисоциальных субъектов) до «плюс 1000 и даже 1 000 000»), то НЧК страны в итоге будет арифметической суммой потенциалов этих личностей. Из чего следует, что рост личного потенциала (физического, нравственного, материального, творческого) каждого отдельного гражданина России становится главной задачей нации на среднесрочную перспективу, решение которой в итоге будет означать и решение задачи преодоления отставания страны[4]. Ровно та же логика присутствует и в отношении развития невоенных мер и средств стратегического сдерживания — информационных, политико-дипломатических, научно-образовательных, культурных, духовных и прочих.

Личность каждого отдельного человека в современных условиях играет важную роль, но особенно, если это личность творца — управленца, ученого, писателя. Ещё больше значение отдельных институтов НЧК — творческих и научных коллективов, школ, объединений, в которых человеческий потенциал получает своё развитие. Эта особенность развития современной экономики и общества достаточно давно (как минимум, с 60-х годов прошлого века) и хорошо известна на Западе, где, например, изучили влияние ухода из жизни (ранней смерти) руководителей бизнеса или изменения их (роста) социального статуса, последствия которых немедленно и значительно сказываются на доходности и эффективности бизнеса. По некоторым оценкам, происходит снижение производительности, уменьшение продаж, как минимум, на 2–3% немедленно, но ещё больше в отдалённой перспективе.

В этом смысле институты развития НЧК приобретают исключительное значение для реализации внешне и военной силовой политики потому, что «сам по себе» личный человеческий потенциал развиваться не может[5]. Для него нужны условия, инструменты и стимулы. И политики ведущих государств мира уже с 90-х годов прошлого века ориентированы именно таким образом. Так, в Германии, например, в марте 2018 года ввели обязательное дошкольное образование (напомню, что во времена «демократических реформ мы массового уничтожали ясли и детские сады, а школы и университеты переводили на платные услуги), а в Японии фактически — всеобщее высшее, как, впрочем, и в целом ряде других стран (которое с 2017 года в Германии бесплатное).

Фундаментальное значение НЧК и его институтов для стратегического сдерживания и национальной безопасности объясняется целым набором факторов, из которого основные — следующие:

— качество НЧК определяет темпы развития и качество ВВП страны и общества, в конечном счёте военную мощь государств, ЛЧЦ и их коалиций;

— качество НЧК определяет качество личного состава ВС и качество военного искусства в государстве, т.е. способности эффективно использовать средства противоборства;

— качество НЧК определяет в целом научно-технические возможности и возможности ОПК;

— наконец, качество НЧК формирует качество его институтов и не военных средств политики, которые в настоящее время являются наиболее эффективными инструментами противоборства и стратегического сдерживания, но которые практически не учитываются, например, в Стратегии национальной безопасности России и других нормативных документах военного планирования[6].

После соответствующих заявлений В. Путина, которые последовали после его послания ФС РФ 1 марта 2018 года, можно ожидать, что акцент на развитии потенциала человека действительно превратится в стратегию развития России. Подобный сдвиг, естественно, потребует

огромных усилий и, к сожалению, не гарантирует быстрого результата, которого хочет президент, но даже простое движение в этом направлении будет укреплять потенциал ПСС и ПВК, основанный на невоенных средствах и мерах их реализации.

Автор: А.И. Подберёзкин

>>Полностью ознакомиться с монографией  "Состояние и долгосрочные военно-политические перспективы развития России в ХXI веке"<<

 

[1] Латухина К. Президент поставил правительству новые цели // Российская газета. 07.05.2018. / https://rg.ru/2018/05/07/putin-podpisal-novyj-majskij-ukaz.html

[2] Путин В. В. Указ Президента Российской Федерации от 31 декабря 2015 года № 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации»/ https://rg.ru/2015/12/31/nac-bezopasnost-site-dok.html

[3] Подберёзкин А. И. Национальный человеческий капитал. — М.: МГИМО–Университет, 2011. — Т. 3.

[4] См. подробнее: Долгосрочное прогнозирование развития отношений между локальными цивилизациями в Евразии: монография / А. И. Подберёзкин и др. — М.: Издательский дом «Международные отношения», 2017. — 357 с.

[5] См. подробнее: Взаимодействие официальной и публичной дипломатии в противодействии угрозам России. В кн.: Публичная дипломатия: Теория и практика / под ред. М. М. Лебедевой. — М.: Изд-во «Аспект Пресс», 2017. — С. 36–53.

[6] Путин В. В. Указ Президента РФ от 31 декабря 2015 года № 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации»/ https://rg.ru/2015/12/31/nac-bezopasnost-site-dok.html

 

04.09.2019
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • Глобально
  • XXI век