Что стоит за «безъядерной формулой» Трампа?

Версия для печати

Президент США Дональд Трамп выступил с необычным для своих политических взглядов заявлением, в котором предложил России и Китаю избавиться от ядерного оружия

Необычным заявление президента США стало по той причине, что вброшенная им идея со столь глубоким военно-стратегическим содержанием, а также с кардинальными последствиями глобального характера никогда не излагалась им ранее.

В полном виде, без купюр, его заявление выглядит следующим образом. «Сегодня, -  поведал он в программе телекомпании «Фокс ньюс», - я видел, как президент Путин в России заявил, что рад возможности помогать нам с Ким Чен Ыном и Северной Кореей. Мы хотим избавиться от ядерного оружия - нам всем следует это сделать. И России, и Китаю», - уточнил Дональд Трамп. Вслед за этим в американских СМИ появилась информация о том, что его администрация якобы занимается подготовкой проекта некоего соглашения по контролю над ядерными вооружениями, которое подразумевало бы участие в нём Российской Федерации и КНР.

Что пишут, а что - в уме

Некоторые эксперты поспешили интерпретировать подобное высказывание Дональда Трампа в том духе, что он вроде бы действительно стремится к тому, чтобы ведущие мировые ядерные державы, в том числе и Соединённые Штаты, отказались от ядерного оружия, и что Вашингтон даже готов взять на себя роль инициатора движения к безъядерному миру.

Появилась и такая оценка, что Белый дом, мол, посылает недвусмысленный сигнал, чтобы три самые мощные ракетно-ядерные державы в мире, а именно КНР, Россия и США, приступили к выработке мер по решению этой непростой и многоплановой задачи. «Президент ясно дал понять: он считает, что система контроля над вооружениями должна включать Россию и Китай, должна включать всё оружие, все боеголовки, все ракеты», - цитирует телекомпания «Си-Эн-Эн» неназванного высокопоставленного представителя Белого дома. Одновременно отмечается, что 45-й президент США  рассчитывает заключить с Москвой и Пекином «грандиозную ядерную сделку», которая могла бы прийти на смену истекающему в феврале 2021 года сроку действия Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (Договор СНВ-3) и стать крупным геополитическим достижением его администрации.

Вместе с тем сделанное Дональдом Трампом столь громкое заявление показывает, что поднятый им вопрос не в полной мере разработан его военно-политическими советниками - как по форме, так и по содержанию.

Если говорить о форме изложенного предложения, то столь масштабные по своим последствиям идеи излагаются не через СМИ, а по дипломатическим каналам посредством нотной переписки между внешнеполитическими ведомствами заинтересованных сторон или через специальных представителей, направляемых в их столицы с личными посланиями глав государств или правительств. В таких посланиях обычно излагаются основные параметры будущих договоренностей, этапы их реализации и сроки их действия, ключевые параметры сокращений или ограничений.

По мнению газеты «Вашингтон пост» от 25 апреля, «обычно такие договоры требуют годы переговоров и дипломатических усилий, а это является вызовом для любой администрации, которая вышла из соглашений по контролю над вооружениями, но не разработала никаких новых». Справедливое замечание. Действительно, на подготовку ряда прежних договоров об ограничении или сокращении стратегических ядерных вооружений между Москвой и Вашингтоном часто уходило несколько лет сложных и интенсивных переговоров.

О чём не говорится, или намеренно умалчивается

Применительно к предложению американского президента о расширении круга участников сокращения ядерных вооружений вполне может быть задан простой вопрос: а почему в изложенной им идее её непосредственными исполнителями названы только три великие ядерные державы и КНДР, а не все девять стран-обладательниц ядерным потенциалом? Означает ли это, что ядерное оружие, скажем, уничтожат КНР, КНДР, Россия и США, но оно останется у Великобритании, Индии, Израиля, Пакистана и Франции? Ответа из Вашингтона на этот счёт нет.

С точки зрения субстантивной части новой инициативы Дональда Трампа, оно вступает в противоречие с собственной ядерной стратегией США, которая была санкционирована им в феврале прошлого года.

А она, как следует из её открытой части, предусматривает инициативное или ответное применение американского ракетно-ядерного оружия в 14 случаях, когда её некоторые положения предоставляют американским Стратегическим ядерным силам применять ядерное оружие в первом ядерном ударе на основе свободно трактуемых формулировок. Следует напомнить, что Пентагон недавно вновь повторил, что США не готовы взять на себя обязательство о неприменении ядерного оружия в первом ударе для того, чтобы его союзники по НАТО не подумали, что Вашингтон не придёт к ним на помощь в случае каких-то чрезвычайных ситуаций.

Американские стратеги не собираются отказываться и от ключевой формулы ядерного сдерживания США, которая в кратком виде сводится к «безусловному наступательному ядерному сдерживанию», а также от её составного элемента -  «расширенного ядерного сдерживания», то есть от раскрытия «ядерного зонтика» над своими союзниками по трансатлантическому альянсу. Не откажутся в Пентагоне и от соглашений «о совместных ядерных миссиях» с ними. Американская сторона одновременно не проявляет никакой готовности к выводу своего тактического ядерного оружия из четырёх государств Европы и азиатской части Турции. Нет у неё никаких планов по прекращению полётов тяжёлой стратегической авиации, способной нести ядерное оружие, над Европой и Азиатско-Тихоокеанским регионом.

Известно, что Соединённые Штаты негативно относятся к 13 двусторонним и многосторонним договорам и соглашениям в сфере контроля над вооружениями. Недавно они дополнили этот список отказом ратифицировать международный договор о торговле оружием. Шесть договоров из этого реестра имеют прямое или косвенное отношение к ядерному оружию, а именно Договор СНВ-3, Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, Договор о нераспространении ядерного оружия, «Иранская ядерная сделка», Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний и Соглашение по оружейному плутонию.

Предвыборный пиар на фоне стратегической ядерной триады

Но будет ли Вашингтон соблюдать названные договорные акты в соответствии с «безъядерной формулой» Дональда Трампа? Вряд ли. В частности, в начале августа текущего года американская сторона, как она публично объявила, окончательно выйдет из ДРСМД. Американские высокопоставленные представители из государственного департамента также недавно признали, что их «не интересует» продление Договора СНВ-3 на последующие пять лет после 2021 года.

Также известно, что американская сторона готова создать и уже давно приступила к созданию принципиально новой стратегической ядерной триады, на которую уже запланировано выделить от 1,2 трлн (в постоянных ценах) до 1,7 трлн долларов (с учётом инфляции). И эта триада просуществует до 2095 года. Как минимум.

Так как же изложенное предложение американского президента сочетается с программой создания такой стратегической ядерной триады? Разве Белый дом пойдёт на её блокирование, если первый образец её компонента в виде тяжёлого стратегического бомбардировщика может появиться уже в 2025 году? Маловероятно, что пойдёт. А точнее - совсем невероятно, что он откажется от столь амбициозной долговременной ядерной программы.

Тогда с какой целью и почему вдруг сейчас всплыла «безъядерная формула» президента Дональда Трампа?

Не пытается ли он просто пропиариться для обеспечения своей победы на очередных президентских выборах? То есть повторить пустое обещание своего предшественника Барака Обамы, который в апреле 2009 года в Праге заявил о желании построить безъядерный мир. Но впоследствии оговорился, что подобная цель не может быть достигнута при его жизни.

Но есть и другие возможные варианты ответов. Например, сбить с толку мировое общественное мнение, закамуфлировав масштабные наращивания ракетно-ядерных, противоракетных и обычных вооружений США и НАТО в ближайшие годы. Или вовлечь в беспредметные дискуссии «о ядерном разоружении» не только Россию, но и КНР.

Или обеспечить информационное прикрытие негативных последствий для Вашингтона в результате его неизбежного выхода из ДРСМД, а впоследствии и из Договора СНВ-3? Или решить все эти задачи вместе?

Российская сторона готова к переговорам с Соединёнными Штатами по вопросам ядерного вооружения и проанализирует конкретные предложения Вашингтона, когда и если они поступят в Москву, заявил РИА «Новости» заместитель главы российского внешнеполитического ведомства Сергей Рябков, в частности, курирующий проблематику контроля над вооружениями.

Пока же Вашингтон не раскрыл детали и особенности своего «плана» выхода на «глобальный ядерный нуль». А раскроет ли, коль скоро у него на этом пути так много разного рода мощных стратегических препятствий, созданных им самим? Если сам он стремится доминировать в мире со своим ядерным оружием.

Автор: Владимир Козин, Источник: Еженедельник “Звезда”

29.04.2019
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Ракетные войска стратегического назначения
  • Россия
  • США
  • XXI век