«Безъядерный треугольник» Дональда Трампа. А реален ли он?

Версия для печати

Это предложение президента США имеет массу недостатков

По заявлению пресс-секретаря Белого дома Сары Сандерс, в ходе состоявшегося 3 мая 2019 года по инициативе американской стороны телефонного разговора между президентами США и России Дональд Трамп высказался за выработку «нового договора по ядерному оружию» с участием трех ядерных держав: КНР, России и США.

Некоторые российские и зарубежные эксперты выразили глубокое сомнение, что подобная идея может быть реализована с участием ограниченного круга государств (только обозначенные три), если к ним не присоединятся остальные шесть государств, обладающие ядерным оружием и средствами его доставки. Но мир, свободный от ядерного оружия, не может быть ограниченным. Он только может быть универсальным и необратимым.

Было обращено внимание и на то, что идея о «безъядерном мире» по Дональду Трампу не содержит никаких этапов его создания и не определяет конечных сроков выхода на этот рубеж.

Предложение Белого дома подверглось критике и по той причине, что оно не учитывает многие факторы, определяющие уровень стратегической стабильности в мире. Задаются вполне логичные вопросы: намерена ли нынешняя американская администрация вывести из Европы все тактическое ядерное оружие США и изменить свою наступательную ядерную доктрину, предусматривающую применение ядерных потенциалов в первом ударе? Прекратят ли США патрулирование Европы и Азиатско-Тихоокеанского региона тяжелой стратегической авиацией и самолетами «двойного назначения», которые могут нести ядерное оружие на борту? Намерен ли Вашингтон ограничивать бесконтрольное развертывание ударно-боевых и информационно-разведывательных средств ПРО, усиливающих ракетно-ядерные вооружения.

Американский специалист по названным вооружениям Джон Вулфстал, который занимал должность специального советника президента Обамы по вопросам контроля над вооружениями и нераспространению, заявил, что предложение о «безъядерном мире» Дональда Трампа представляет собой «дымовую завесу», которая призвана закамуфлировать окончательный разрыв США не только с Договором РСМД, но и с Договором СНВ-3.

По словам официальных американских представителей, в последнее время Дональд Трамп также сделал акцент на необходимости сокращения расходов на ядерные вооружения только КНР и России, которые расходуют на оборону в целом, соответственно, 250 млрд и 47 млрд долларов. При этом он «забыл» упомянуть возможность сокращения собственных ядерных расходов США, которые во много раз превышают подобные целевые ассигнования Пекина и Москвы.

Принципиально важным представляется напомнить, что 45-й американский президент запросил у конгресса на новый финансовый 2020 год рекордную сумму на военные цели в 750 млрд долларов, часть из которой пойдет именно на модернизацию существующих стратегических и тактических ядерных вооружений США. По данным Бюджетного управления конгресса, США могут получить 494 млрд долларов на финансирование военных ядерных программ в период 2019-2028 годов. Это на 94 млрд долларов, или на 23 процента, больше, чем сумма, которую предполагалась направить на эти же цели в 2017-2027 годах. В бюджете на 2020 финансовый год запрошено 793 млн долларов для завершение разработки и производство новой корректируемой ядерной авиабомбы В-61-12, которая вскоре должна появиться в Европе и в АТР.

С 2025 года начнут появляться первые образцы компонентов носителей принципиальной новой стратегической ядерной триады США, которая будет находиться на вооружении практически до конца текущего столетия. На ее создание и обслуживание потребуется от 1,2 трлн до 1,7 трлн долларов. Ни одно государство в мире не расходует столь внушительных сумм на ракетно-ядерные вооружения. Факт, как говорится, бесспорный.

Следует одновременно учесть, что Дональд Трамп не намерен менять ядерную стратегию, которая основывается на установке «безусловное наступательное ядерное сдерживание». В ней также останутся положения о нанесении первого ядерного удара, концепция «расширенного ядерного сдерживания», концепция о нанесении ядерных ударов ядерными боезарядами малой мощности, доктринальная установка «эскалация с целью деэскалации», то есть установка на применение ядерного оружия с целью деэскалации конфликтов с применением обычных вооружений. США не намерены отказываться от соглашений о «разделении ядерной ответственности», которые они подписали со своими союзниками по НАТО.

Созданию безъядерного мира будет явно препятствовать односторонняя денонсация Соединенными Штатами ДРСМД. 2 августа 2019 года они официально выйдут из него и приступят к испытаниям ракет средней дальности, в том числе мобильно-грунтовых с ядерным снаряжением, которые ранее запрещались этим договором. Вашингтон так и не дал обещания не развертывать такие новые ракеты ни в Европе, ни в зоне АТР.

Одновременно Вашингтон не намерен выполнять в полном объеме Договор СНВ-3 и не собирается продлевать его до 2026 года. Главная причина такой линии заключается в том, что Белый дом рассчитывает иметь большую свободу рук для проведения радикальной модернизации существующих СЯС и создания качественно новой стратегической ядерной триады, которая будет существовать до конца текущего столетия. Как заявила в марте 2019 года заместитель государственного секретаря по вопросам контроля над вооружениями и международной безопасности Андреа Томпсон, Договор СНВ-3 «не представляет интереса» для Соединенных Штатов.  

Одновременно американская сторона не признает взаимосвязь стратегических наступательных ядерных вооружений со стратегическими оборонительными вооружениями, то есть с противоракетными системами, что зафиксировано в преамбуле Договора СНВ-3. В конгресс США внесен законопроект, который ограничивает продление этого договора после 2021 года еще на пять лет.

Что касается вопроса продления Договора СНВ-3 еще на пять лет, то есть до 2026 года, то Москва не исключает возможности обсуждения условий для такого решения. Но именно «условий для продления», а не возможность автоматического продления этого договора, да еще любой ценой и в ущерб свой национальной обороне и безопасности.

Важное обстоятельство: если Россия до 2026 года в случае продления Договора СНВ-3 оставит лимиты по ядерным боезарядам и носителям СНВ соответственно до уровня 1550 и до 800 единиц, то не придется ли ей с учетом появления новых видов российских СНВ преждевременно сокращать существующие, но еще функционально эффективные их виды либо сдерживать поступление на вооружение новых видов СНВ,развертывание которых требуется интересами национальной безопасности? Как будут вписываться в названные количественные «потолки» существующие новые и более перспективные виды российских СНВ, которые должны будут противостоять и новой американской стратегической ядерной триаде, и объединенной глобальной противоракетной инфраструктуре США и НАТО, и другим существующим и новым военным угрозам и вызовам?

По инициативе американской стороны в середине мая 2019 года состоялся визит в Россию государственного секретаря США Майка Помпео. За несколько дней до своей поездки в Россию, выступая в Беверли Хиллс, он вновь обрушился на российскую сторону за «несоблюдение» Договора РСМД, хотя, начиная с 1999 года, Соединенные Штаты нарушили его 117 раз и при этом до сих пор не привели доказательств его нарушения со стороны России.

Уже после проведения встречи в формате Владимир Путин и Майк Помпео в середине мая упомянутая ранее Андреа Томпсон вновь предпочла уклониться от ответа на вопрос: собирается ли Вашингтон продлить срок действия Договора СНВ-3 на пятилетний срок или нет. «Администрация до сих пор не приняла какое-то решение о возможном продлении срока действия Договора СНВ-3», – заявила она.

Все названные обстоятельства вступают в явное противоречие с планом Дональда Трампа о создании некоего ограниченного по форме и по содержанию некоего «безъядерного мира», существенные детали которого он так и не огласил.

Как сообщил помощник президента России Юрий Ушаков, прорыва в отношениях Соединенных Штатов и России по итогам сочинских бесед «пока нет». По его словам, одной из ключевых тем стал вопрос стратегической стабильности. В частности, было выражено разочарование в связи с решением Вашингтона выйти из Договора РСМД. Кроме того, американская и российская стороны обсудили ситуацию вокруг договора о СНВ-3. Юрий Ушаков заявил, что если в Вашингтоне заранее не определятся по своей позиции, то российской стороне придется принимать «все необходимые меры для обеспечения собственной безопасности и повышения обороноспособности».

Автор: Владимир Козин, Источник: InfoRos

21.05.2019
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Ракетные войска стратегического назначения
  • Россия
  • США
  • XXI век