Адекватность правящей элиты

Версия для печати

 

Мы все прекрасно знаем, что ситуация единомыслия в стратегическом плане всегда ведет в тупик[1]

И. Попов, М. Хамзатов, военные эксперты

… мы можем дать более краткое определение стратегии «как искусства распределения и применения средств для осуществления целей политики[2]

Л. Гарт, военный теоретик

 

Состояние и будущее национальной безопасности того или иного субъекта МО (ЛЧЦ, нации, государства или любого актора) во многом определяется степенью адекватности его правящей элиты, прежде всего, ее способностью формулировать точные политические цели и находить наиболее эффективные средства их достижения.

Адекватность или неадекватность правящей элиты связаны не столько с личными профессиональными когнитивными,  моральными или душевными качествами (которые, конечно же, имеют определенное значение), сколько со способностью максимально точно формулировать политические цели, основываясь на вполне объективных интересах и ценностях, и учитывая другие факторы, а также талантом (искусством) определять время, способы и средства для их достижения. Если первый набор качество целиком относится к политике, — как науке и искусству, то второй — к искусству политической и военной стратегии.

Если обратиться к известной модели политического процесса, уже не раз использованной выше, то сказанное означает, что правящая элита должна, прежде всего, обладать способностью системно и одновременно уметь решать следующие задачи:

—           максимально точно и адекватно осознавать  национальные, глобальные, социальные, групповые и т.д. интересы и ценности;

—           адекватно оценивать влияние этих интересов на внешний мир и внешнего мира;

—           точно формулировать политические  цели;

—           оценивать ресурсы и возможности;

—           формулировать задачу стратегии: выбирать средства и способы для достижения этих целей.

Рассмотрим весь комплекс этих задач подробнее применительно к логике политического процесса, используемой в известной модели. Из нее, в частности, видно, что группа факторов «Д» (правящая элита) находится в самом центре политического процесса влияния одновременно на все его основные группы:

1.            Прежде всего правящая элита влияет в наибольшей степени на формирование политических целей и задач, от которых в решающей степени зависит состояние и будущее безопасности того или иного субъекта МО. Так, если цели будут излишне амбициозными, неадекватными, не соответствовать политическим реалиям, интересам и возможностям, то в лучшем случае они останутся декларативными, нереализованными, а в худшем — нанести ущерб престижу и авторитету субъекта МО.

И, наоборот, если цели будут  недостаточно  амбициозными, т.е. не отражать реальных потребностей МО и субъекта, то, как правило, такая правящая элита быстро теряет свое доверие   и популярность, за тем неизбежно следует и потеря ею власти, т.е. она перестает быть «правящей».

Рис. 1. Логическая модель, лежащая в основе понимания адекватности правящей элиты

И первое, и второе состояние неадекватности опасно для правящей элиты, которая перестает быть в итоге таковой в результате проигранных сражений, либо внутренних переворотов.

В целях иллюстрации этого подхода на конкретном примере можно обратиться к «пониманию» правящей советско-российской элитой основных особенностей развития СССР–России в 1990– 2016 годы, которое делится на несколько этапов:

1 этап: 1985–1987 гг.;    5 этап: 2000–2004 гг.;

2 этап: 1987–1991 гг.;    6 этап: 2004–2008 гг.;

3 этап: 1991–1995 гг.;    7 этап: 2008–2012 гг.;

4 этап: 1995–2000 гг.;    8 этап: 2012 — н/в.

Так, в частности, на этапе 1985–1987 годов правящая элита СССР:

—           попыталась переоценить значение национальных интересов   и ценностей, отказавшись от части коммунистических представлений (роли партии, отдельных лидеров, ошибок в истории и т.д.), «исправив» и «модернизировав» социализм (вектор «Д»–«А»);

—           правящая элита СССР также попыталась (и смогла) переоценить влияние внешних факторов и угроз, отказавшись от ряда прежних «конфронтационных» представлений в пользу «нового мышления». Однако, исправив неадекватность в отношении прежних оценок, правящая элита переоценила готовность других стран и акторов к сотрудничеству, т.е. одна адекватность была сменена на другую (вектор «Д»–«Б»);

—           правящая элита не смогла скорректировать не вполне адекватные политические цели («построения коммунизма») на более реалистические, предложив, по сути, некие абстракции в виде«перестройки», «демократизации» и т.п. (вектор «Д»–«В»);

—           наконец, правящая элита не смогла предложить эффективной стратегии достижения этих целей, прежде всего в силу их размытости и неопределенности, а также средств их достижения — «демократизации», «рыночных реформ» и пр.[3]

Таким образом, отношение советской элиты к пониманию по- литической ситуации в мире и в стране, и, соответственно, к стратегии национальной безопасности, трудно назвать адекватным   и эффективным. С одной стороны, правящая элита понимала необходимость модернизации, а с другой не имела точных (адекватных) представлений ни о целях, ни о средствах национальной стратегии.

>>Полностью ознакомиться с аналитическим докладом А.И. Подберёзкина "Стратегия национальной безопасности России в XXI веке"<<


[1] Попов И. М., Хамзатов М. М. Война будущего: Концептуальные основы и практические выводы. Очерки стратегической мысли — М.: Кучково поле, 2016. — 832 с.: ил. (Искусство войны).

[2] Гарт Л. Стратегия непрямых действий. — М.: АСТ, 1999 / http://militera. lib.ru/science/liddel_hart1/index.html

[3] См. подробнее Подберезкин А. И. (отв. ред.) Современная политическая история России (1985–2000 гг.). — М.: РАУ-корпорация. В 2-х томах.

 

05.11.2017
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • Глобально
  • XXI век