Ядерное оружие: двойная правовая и моральная ответственность США

Версия для печати

Заместитель государственного секретаря США по вопросам международной безопасности и нераспространению Кристофер Форд, уже зарекомендовавший себя жёстким противником России, в ноябре этого года выступил с докладом на международной конференции по проблематике обеспечения контроля за ядерным оружием с точки зрения международного права и морали.

В своём выступлении, так и озаглавленном «Правовые и моральные вопросы разоружения: критические аспекты», он попытался рассуждать о правовых и даже о моральных последствиях возможного применения ядерного оружия всеми другими ядерными государствами, но никак не Соединёнными Штатами и не их союзниками по «ядерному клубу», а именно Великобританией и Францией. Не забыл он коснуться и перспективных российских видов ядерных вооружений, ещё не охваченных договорно-ограничительными мерами в сфере контроля над вооружениями, по которым выявилось их разительное отставание США от России.

Подвергнув резкой критике движение за безъядерный мир, этот высокопоставленный американский представитель, пока ещё работающий на нынешнюю республиканскую администрацию, объявил, что Соединённые Штаты никогда не присоединятся к международному Договору о запрещении ядерного оружия, который вступит в силу 22 января 2021 года.

Бревно в американском глазу

Кристофер Форд всячески пытался обелить нынешнюю американскую ядерную стратегию, одобренную администрацией Дональда Трампа в феврале 2018 года. Главным тезисом докладчика в данном контексте стало его утверждение о том, что эта доктринальная установка позволяет Вашингтону применить ядерное оружие только при неких «чрезвычайных обстоятельствах». И никак иначе.

Но выступавший явно скрыл основную черту этой доктринальной американской стратегической установки. На самом же деле эта стратегия предусматривает использование национальных ядерных потенциалов в 14 обозначенных случаях, нарочито разбросанных по всему тексту документа с целью затруднения их анализа, в том числе в качестве обоснования нанесения первого упреждающего и превентивного ядерного удара по большой группе государств.

Стратегия США предусматривает использование национальных ядерных потенциалов в 14 обозначенных случаях

 

Из обозначенных вариантов восемь оснований имеют сознательно расплывчатый характер, что позволяет США наносить ядерные удары по другим государствам практически в любое время, используя вольную интерпретацию включённых формулировок.

Такие положения опровергают голословное утверждение Кристофера Форда о том, что американская сторона занимает твёрдую правовую и моральную позицию по ядерному оружию, поскольку, мол, выступает за его неприменение. 

Доказательства такой линии были быстро найдены. По представлению докладчика, военные и гражданские юристы, работающие в Пентагоне, дескать, могут создать правовые препятствия на пути использования американского ядерного оружия. Но такое заявление явно противоречит существующей в США военно-стратегической практике, которая наделяет любого президента страны исключительным и единоличным правом применения ядерного оружия, то есть без объявления войны и минуя соответствующее разрешение Конгресса, а также игнорируя возможное отрицательное мнение министра обороны и государственного секретаря по этому вопросу. Несогласных с желанием президента страны применить ядерное оружие хозяин Белого дома просто уволит.

Здесь надо заметить: все попытки американских конгрессменов пересмотреть столь высокие и опасные прерогативы главы американского государства, причём, независимо от его принадлежности к Республиканской или Демократической партии, оказались тщетными вплоть до настоящего времени.

Значительная часть выступления этого высокопоставленного представителя американского внешнеполитического ведомства была посвящена критике ядерных доктрин России и КНР, что уже давно стало стабильной традицией Вашингтона видеть соломинку в глазах у других, но не замечать бревна в своих.

Кристофер Форд настолько углубился в произвольную трактовку российской ядерной доктрины, что уверенно сообщил о том, что она якобы допускает применение ядерного оружия даже в случае нанесения каким-то государством первого ракетно-ядерного удара по пустынным и лесным районам Российской Федерации. Но это же явное преувеличение, поскольку такого положения в российской ядерной доктрине никогда не было и до сих пор нет. Похоже, что это не просто её вольная интерпретация, а свидетельство полного непрофессионализма названного «специалиста по контролю над вооружениями», кстати говоря, имеющего степень доктора наук.

Давление на КНР продолжается

Вновь «досталось» и Китаю. Заместитель государственного секретаря подверг критике китайскую концепцию «минимального ядерного сдерживания», а также обязательство Пекина о неприменении ядерного оружия в первом ударе, взятое им ещё в 1964 году, когда он впервые испытал ядерное оружие. По мнению американского дипломата, концепция отказа от первого ядерного удара является «весьма бесполезной». Он выразил обеспокоенность, что КНР наращивает количество своих ракетно-ядерных вооружений и отвергает все призывы принять участие в диалоге между Россией и США по контролю над ядерными вооружениями. И после такой сомнительной вводной Кристофер Форд потребовал от Пекина обеспечить более высокую степень открытости в его национальной ядерной доктрине, хотя она уже давно была предана огласке китайской стороной.

Недавно её разъяснили ещё раз. «С самого первого дня обладания ядерным оружием Китай выступает за полное запрещение и окончательное уничтожение ядерного вооружения. Китай провозгласил политику неприменения ядерного оружия первым в любое время и при любых обстоятельствах. Он также безоговорочно обязуется не применять и не угрожать применением ядерного оружия в отношении стран, им не обладающих, и зон, свободных от ядерного оружия», - вновь изложил китайскую точку зрения в Первом комитете Генеральной Ассамблеи ООН по вопросам разоружения и международной безопасности заместитель постоянного представителя КНР при этой международной организации Гэн Шуан.

Он уточнил, что Пекин не отказывается участвовать в глобальном процессе разоружения, но ожидать его присоединения к каким-либо переговорам о контроле над ядерными вооружениями является «несправедливым, неразумным и бессмысленным» с учётом значительного дисбаланса, существующего между китайским ядерным арсеналом и ядерными потенциалами, которыми располагают США и Россия. При этом было твёрдо заявлено, что КНР не позволит принуждать или шантажировать себя этим искусственным «переговорным фактором».

Действительно: весьма странной представляется попытка Соединённых Штатов многократно будировать вопрос о присоединении китайской стороны к будущим переговорам по сокращению ядерных вооружений, если общее количество её ядерных боезарядов почти в пять раз меньше суммарного количества американских ядерных боезарядов стратегического назначения, то есть 280 против 1550 единиц. Тем более представляется нелогичным со стороны Вашингтона упорно зазывать КНР в такой переговорный процесс, если США выйдут из Договора СНВ-3 путём отказа от его продления на какой-то новый срок после 5 февраля следующего года.

Новый пропагандистский заход

Кристофер Форд сделал упор на необходимости ликвидации Россией двух систем вооружений, которые не ограничены никакими договорными актами России и Соединённых Штатов в области контроля над вооружениями.

Он назвал российскую беспилотную подводную систему «Посейдон», оснащённую ядерным боезарядом мегатонного класса, которая, по его словам, ставит «серьёзные вопросы» о том, насколько её применение будет соответствовать принципам и нормам международного права. Аргумент Кристофера Форда против использования «Посейдона» заключался в том, что беспилотный подводный аппарат функционирует без возможности его возвращения на свою базу во время трансокеанского перехода. А разве американские межконтинентальные стратегические ракеты морского и наземного базирования с ядерной начинкой можно также после их запуска вернуть на атомные субмарины в Мировом океане или в шахтные пусковые установки на земле?

Это новый пропагандистский трюк американской стороны в отношении обозначенной системы, которую она хотела бы ликвидировать «здесь и сейчас», не имея на то никаких политических или юридических оснований. Причина? Названная перспективная технологическая российская новинка вообще не упомянута в Договоре СНВ-3 или в каком-то ином двустороннем российско-американском соглашении по контролю над вооружениями.

Кристофер Форд также выразил обеспокоенность по поводу наличия у России комплекса автоматического нанесения массированного ответного ядерного удара под названием «Периметр», известный на Западе как «Мёртвая рука» («Dead Hand»).

Касаясь названной системы ядерного возмездия «Периметр», этот высокопоставленный представитель Государственного департамента заявил, что в случае её полной активации в какой-то чрезвычайной ситуации она смогла бы дать команду на введение в действие ядерного арсенала России. Кристофер Форд выразил сомнение, что можно оправдать существование такого комплекса какими-то позитивными аргументами. «У всех, кого волнует нравственный аспект ядерного оружия, «Периметр», безусловно, вызывает тревожные вопросы. Может ли Россия оправдать «Периметр»?.. Похоже, что России предстоит многое объяснить», - заявил заместитель государственного секретаря США.

Некая новая заявка американской стороны

 

Вероятно, что это некая новая заявка американской стороны. Не добившись ликвидации всех семи перспективных видов российских вооружений только за одно обещание Соединённых Штатов продлить Договор СНВ-3, да ещё с тремя несуразными предварительными условиями, Вашингтон теперь взялся за «Периметр». Но дождётся ли специального ответа или разъяснений российской стороны на этот свой демарш Кристофер Форд? Как скептически заметил главный герой одного популярного советского кинофильма: «Это вряд ли».

«Серьёзные и тревожные вопросы». А почему не к США?

А нет ли «серьёзных и тревожных вопросов» на эти темы к самим Соединённым Штатам?

В Вашингтоне считают, что их вообще не может быть. Или они не должны быть заданы. США не подлежат никакой критике и ни за что не отвечают - они уникальны.

Но в реальности подобных вопросов гораздо больше, чем тех, которые могут быть заданы американской стороной другим ядерным государствам.

Созданный в СССР комплекс автоматического управления массированным ответным ядерным ударом «Периметр» действительно существует и находится на боевом дежурстве. По имеющимся открытым данным, в случае ядерного нападения на Российскую Федерацию и уничтожения командно-управленческих центров принятия решений указанная система сможет самостоятельно или с минимальным участием человека нанести по агрессору ответный удар. На другие перспективные новаторские российские ударные боевые системы также возложены задачи возмездия в ответном ударе.

Логично обратить внимание Вашингтона в этой связи на следующее обстоятельство: а какие свои перспективные системы вооружений США включают в список военных новинок, противоречащих современному международному праву? Но там до сих пор уклоняются от ответа на этот простой, но вполне закономерный вопрос.

Кристофер Форд скрыл, что обе названные им российские системы являются инструментом оборонительного, а не наступательного ядерного сдерживания России, что они обеспечивают неотвратимость справедливого и адекватного возмездия в случае ракетно-ядерного нападения на Россию Соединённых Штатов и их ядерных союзников в стане НАТО, между которыми имеются договорённости по сотрудничеству и взаимодействию в ракетно-ядерной сфере.

О какой морали относительно применения ядерного оружия могут говорить в Вашингтоне, если Соединённые Штаты первыми в мире дважды применили ядерное оружие против мирных японских городов,  Хиросима и Нагасаки в 1945 году, которые не имели военно-стратегического значения? О какой морали применительно к ядерному оружию может рассуждать американская сторона, если её высшее военно-политическое руководство в разные годы:

 

  • пять раз планировало применить стратегическое ядерное оружие против Советского Союза в первые послевоенные годы, причём первый ядерный удар предполагалось нанести ещё в конце 1945 года, то есть в год разгрома гитлеровской Германии;
     
  • два раза предполагало использовать ядерное оружие: стратегического назначения в период Карибского ракетного кризиса и тактическое ядерное оружие в период драматического военно-политического противостояния между Организацией Варшавского договора и НАТО в связи с «берлинским кризисом»;
     
  • пять раз готовилось применить тактическое ядерное оружие в ходе американского вооружённого вмешательства во внутренние дела Вьетнама, Северной Кореи, Афганистана и Ирака, а также против Ирана.

 

Какую мораль имеет в виду Кристофер Форд, когда американские тяжёлые стратегические бомбардировщики уже давно освоили воздушное пространство нескольких десятков государств Европы и используют военные аэродромы 19 европейских стран-членов Североатлантического союза для обеспечения регулярного воздушного патрулирования и отработки нанесения учебных ракетно-ядерных бомбовых ударов явно не по своим сателлитам по этому военному альянсу?

Какой норме международного права соответствует создание комбинированной «чикагской триады» США и НАТО, утверждённой на саммите НАТО в Чикаго в 2012 году в виде ракетно-ядерных, противоракетных и тяжёлых видов обычных вооружений у рубежей России и других государств, то есть в качестве средств «передового базирования»?

Именно Соединённые Штаты, выйдя из Договора по ПРО и других международных соглашений в сфере контроля над ядерными вооружениями, например, из Договора о ликвидации РСМД, Договора по открытому небу и «иранской ядерной сделки», отказавшись от ратификации Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, понизили уровень стратегической стабильности и безопасности в мире. Американское тактическое ядерное оружие, находящееся на европейском континенте с середины пятидесятых годов, вполне способное решать и стратегические ядерные задачи, является прямым нарушением первой статьи Договора о нераспространении ядерного оружия.

Таким образом, именно на Соединённых Штатах уже многие десятилетия лежит колоссальная двойная правовая и моральная «ядерная ответственность».

Первая - за создание первыми и использование первыми ядерного оружия против гражданского населения.

Вторая - за последовательное блокирование процесса контроля над ядерными вооружениями и их распространение в мире.

Автор: Владимир Козин, член-корреспондент РАВН и РАЕН. Источник: еженедельник: "Звезда".

26.11.2020
  • Проблематика
  • Ракетные войска стратегического назначения
  • США
  • Глобально