Встреча президентов России и Америки: момент истины

Версия для печати

Станет ли неприменение ядерного оружия в первом ударе одной из тем на Женевском саммите Россия-США?

В преддверии российско-американского саммита в Женеве 16 июня многие зарубежные НКО, занимающиеся проблематикой контроля над вооружениями и поиском путей укрепления стратегической стабильности, а также проявляющие беспокойство в связи нарастанием угрозы развязывания ракетно-ядерной войны, выступили с инициативой принятия всеми ядерными государствами обязательства о неприменении ядерного оружия первыми (первым) или сокращённо НЯОП (на английском: «no-first-use» или сокращенно NFU, а в американском военно-политическом лексиконе NFS или «no-first-strike»).

Принцип неприменения ядерного оружия первыми подразумевает полный отказ ядерного государства от применения ядерного оружия в первом ядерном ударе, который может быть зафиксирован в декларативной форме в одностороннем порядке или на многосторонней основе, например, в виде многосторонней юридически обязывающей договорённости.

Немного истории

Эта идея не является какой-то новой.

В декабре 1945 года Советский Союз поставил вопрос вообще о запрещении атомного оружия, которое в случае запрета никогда не могло бы быть использовано ни в каком ударе - ни в первом, ни во втором. И так далее.

Это предложение было выдвинуто советской делегацией на Московском совещании министров иностранных дел СССР, США и Великобритании. Затем оно было внесено советской делегацией в декабре 1946 года в Первом комитете Генеральной Ассамблеи ООН, который занимается вопросами разоружения.  

В сентябре 1959 года советская делегация на XIV сессии Генеральной Ассамблеи ООН предложила принять проект Декларации о всеобщем и полном разоружении всех государств, предусматривавший запрещение ядерного и водородного оружия, прекращение его производства и ликвидацию его запасов.

В 1964 году с инициативой о неприменении первыми ядерного оружия выступила КНР, которая в одностороннем порядке взяла на себя подобное обязательство, произведя испытание ядерного взрывного устройства.

В 1978 году такую идею на Специальной сессии ГА ООН по разоружению вновь публично повторил Советский Союз. В результате чего в пункт 58 Программы действий, одобренной сессией, было включено положение о необходимости недопущения «применения ядерного оружия или угрозы его применения».

В 1982 году СССР вновь публично повторил предложение о НЯОП.

Участники Варшавского договора в 1987 году приняли военную доктрину, в которой записали, что они никогда не применят ядерное оружие вообще, то есть ни в первом, ни в каком ином по счёту ударе.

В 1998 году политику НЯОП провозгласило ещё одно государство - Индия.

Актуализировав свою ядерную доктрину принятием в июне 2020 года «Основ государственной политики Российской Федерации в области ядерного сдерживания», Кремль подтвердил в четвёртом пункте этого документа, что общенациональная стратегия в этой области носит «оборонительный характер». В ноябре того же года в ходе совещания с руководством Минобороны, федеральных ведомств и предприятий ОПК страны президент Владимир Путин заявил, что нанесение первого ядерного удара является недопустимым. Названные заявления имеют большое практическое значение, поскольку в западном экспертном сообществе существует мнение, что с 1993 года Москва, якобы, отказалась от своей приверженности НЯОП. Как видно, это не так.

Что думают противники НЯОП?

Впоследствии эта тема практически постепенно сошла на нет, поскольку все девять государств, обладающие ядерным оружием и средствами его доставки, не поддержали такое предложение. Некоторые из них, как известно, до сих пор не подписали и не ратифицировали широко известные международные договорные акты, касающиеся ядерного оружия: Договор о нераспространении ядерного оружия, Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний и наиболее радикальный Договор о запрещении ядерного оружия.

По мнению противников принятия обязательства о неприменении ядерного оружия первыми, стало бы шагом назад в условиях, когда с принятием в июле 2017 года и вступлением в силу в январе 2021 года Договора о запрещении ядерного оружия был поставлен ребром вопрос о его полной ликвидации, а, мол, концепция НЯОП не затрагивает процесс его уничтожения.

Что касается Договора о запрещении ядерного оружия, то хотя он содержит формулировки о полном запрете этого вида оружия массового уничтожения, тем не менее, несмотря на его вступление в силу, всё же не даёт гарантий запрета ядерного оружия и его ликвидации никаким ядерным государством.

Здесь следует напомнить два весьма существенных обстоятельства: во-первых, никто из девяти ядерных государств в мире никак не поддержал этот договорный акт; и, во-вторых, ни одно из девяти ядерных государств до сих пор не сделало ни малейшего намёка на то, что оно готово навсегда ликвидировать свой ядерный арсенал.

Гарантией неприменения ядерного оружия может быть лишь полное разоружение, настойчиво повторяют противники НЯОП. Против этой инициативы активно выступают и сторонники полного запрещения войн и вооружённых конфликтов на планете, а вот, дескать, идея неприменения ядерного оружия в первом ударе будет мешать реализации их инициативы.

Всплыл и такой аргумент: обязательство о НЯОП станет неэффективным и не имеющим обязательной силы обещанием, которое не выходит за рамки декларации о намерениях. Возник и вопрос: а кто будет проверять эту договорённость - только её соавторы или неядерные государства? И в чём будет заключаться механизм такой проверки?

А каковы аргументы сторонников этой инициативы?

С другой стороны, нельзя не замечать, что в последние годы идея принятия всеми ядерными государствами обязательства о НЯОП стала постепенно возникать и обсуждаться на международных общественных и академических дискуссионных площадках в позитивном ключе. Почему?

Многие сторонники неприменения ядерного оружия в первом ударе утверждают, что универсальное обязательство о НЯОП упрощает процесс выработки сложных решений в сфере управления ядерным оружием и для принятия скоротечных директив по его применению на самом высшем военно-политическом уровне.  

С другой стороны, сторонники подобной формулы стали проявлять заметное беспокойство по поводу реального применения ядерных средств в региональных вооружённых конфликтах и даже в глобальном масштабе именно в первом ударе; расширения оснований его применения в ядерной доктрине Соединённых Штатов (с шести оснований при президенте Бараке Обаме до 14 оснований в период президентства Дональда Трампа); возможности использования Пентагоном ядерных боезарядов малой мощности, то есть от 5 килотонн и ниже; наращивания количества ядерных боезарядов после их некоторого сокращения, на что пошла Великобритания; появления в воздушном пространстве Европы практически на постоянной основе американских тяжёлых стратегических бомбардировщиков, однозначно сертифицированных под доставку ядерных боезарядов ракетами и корректируемыми авиабомбами. А под их размещение и дозаправку свои военные аэродромы предоставили 19 из тридцати государств-членов альянса «трансатлантической солидарности».

В ядерной доктрине Соединённых Штатов при Бараке Обаме было 6 оснований для применения ядерного оружия, в аналогичной стратегии Дональда Трампа их стало уже 14.

Общественные круги и эксперты в сфере контроля над вооружениями также забили тревогу по поводу одностороннего выхода Соединённых Штатов из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности и их готовности создать принципиально новые ракеты средней дальности в ядерном снаряжении, а затем развернуть их в Европе и в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

По мнению разработчиков сайта www.nofirstuse.global, «Принятие политики неприменения ядерного оружия первыми и прекращение военных приготовлений с целью его использования в значительной степени уменьшило бы риски возникновения ядерной катастрофы».

Одним словом, ситуация в ракетно-ядерной сфере в настоящее время и, скорее всего, в ближайшей перспективе, остаётся глубоко тревожной.

Вполне очевидно, что это потребует каких-то мер противодействия гонке ядерных вооружений. Тем более в условиях, когда контроль над вооружениями, в особенности над ядерными арсеналами, по вине Соединённых Штатов стал продвигаться «с большим скрипом». Они уже стали открыто нарушать продлённый Договор СНВ-3, превысив установленные им лимиты. Это происходит в условиях, когда при его продлении на пятилетний срок с них не взяли гарантий о его полном соблюдении. Не открывает ли это двери для его нарушения в будущем американской стороной?

Что же предлагается сделать с ядерным оружием сейчас?

В конце мая этого года миротворческие организации из пяти стран мира (Вьетнам, Иран, Испания, Россия и США) совместно выступили с Открытым воззванием к президентам России и США, чтобы они на своём саммите в Женеве 16 июня приняли взаимное обязательство о неприменении ядерного оружия первыми, а затем призвали все остальные семь государств, располагающие ядерным оружием, последовать их примеру. То есть сделать такое обязательство глобальным и универсальным. Логично.

В своём обращении, которое было подготовлено и размещено в Интернете 29 мая этого года, эта группа заявила, что предстоящая встреча Джозефа Байдена и Владимира Путина в Женеве может помочь предотвратить гонку ядерных вооружений, которая в последние годы приобрела очень опасный и тревожный характер и которая может привести к исчезновению человечества и других живых существ, флоры и фауны. Настало время для того, написали эти сторонники обуздания гонки ядерных вооружений, чтобы Россия и США действовали сообща и смело выработали двустороннее политически и юридически обязывающее соглашение о неприменении ядерного оружия первыми против их государств и их граждан.

Антиядерная «пятёрка» общественности отметила, что контроль над ядерными вооружениями не является простым и быстрым решением; скорее всего, он потребует очень серьёзных многогранных и всеобъемлющих мер, которые должны поэтапно приниматься всеми ядерными государствами.

Участники инициативы выразили убеждение, что две великие ядерные державы - Российская Федерация и Соединённые Штаты - могут изначально выработать двустороннее политически и юридически обязывающее соглашение о взаимном неприменении ядерного оружия первыми, а также возглавить подлинный контроль над вооружениями во всём мире. Столь глубоко обоснованная и практическая договорённость, первоначально достигнутая РФ и США, могла бы вдохновить все другие государства, обладающие ядерным оружием, взять на себя аналогичное обязательство.    

По мнению соавторов обращения, такая смелая и практическая инициатива двух великих ядерных держав помогла бы мировому сообществу «значительно укрепить стратегическую стабильность на всей планете и предотвратить возможность усиления гонки вооружений в других сферах, таких как противоракетная оборона и гиперзвуковое оружие».

Параллельно с названной группой НКО, но независимо от неё, представители общественных структур из Австралии и ряда стран Европы и США в июне этого года предложили президентам Джозефу Байдену и Владимиру Путину принять на женевском саммите 16 июня аналогичное обязательство о НЯОП.

Действительно: а что, если предложить Джозефу Байдену на его июньской инициативной встрече с российским лидером договориться по этому вопросу? Который, на мой взгляд, имеет больше плюсов, чем минусов.

Как вариант: можно было бы напомнить одно из ключевых положений «Основ государственной политики Российской Федерации в области ядерного сдерживания» 2020 года, что общенациональная стратегия в этой области носит «оборонительный характер».

По крайней мере, подобные акции значительно повысили бы авторитет России в мире. Время назрело. 

Автор: В.П. Козин. Источник: Еженедельник "Звезда"

 

08.06.2021
  • Военно-политическая
  • Вооружения и военная техника
  • Ракетные войска стратегического назначения
  • Россия
  • США
  • XXI век