Подвижки ради восстановления лидерства

Версия для печати

Что рекомендуют эксперты США Байдену в области контроля над вооружениями?

В преддверии вступления Джозефа Байдена в должность 46-го президента США и после этой церемонии американские эксперты в сфере контроля над вооружениями (КНВ) активизировали распространение своих рекомендаций относительно того, на что новой администрации следует обратить особое внимание на этом важном направлении, оказывающем непосредственное воздействие как на уровень отношений между великими ядерными державами, так и на стратегическую стабильность в мире в целом.

Критика военных расходов и ряда программ

Анализ высказываний американских специалистов по КНВ показывает некоторое усиление алармистских настроений и беспокойства по поводу непрекращающейся гонки ракетно-ядерных вооружений. Эта гонка при президенте Дональде Трампе приобрела опасные черты на фоне взлома практически всего процесса КНВ, который по инициативе Белого дома зашёл в глухой тупик. В американском экспертном сообществе отмечается, что отрицательное действие обозначенных двух противоположных явлений выразилось в значительных военных расходах Соединённых Штатов на цели модернизации и активном продолжении создания новых видов ракетно-ядерных и противоракетных систем.

Гонка ракетно-ядерных вооружений при президенте Дональде Трампе приобрела опасные черты на фоне взлома практически всего процесса КНВ по инициативе Белого дома.

Вашингтон пока не отказался от грандиозных планов в ближайшие три десятилетия выделить на развитие соответствующих долгосрочных программ от 1,5 трлн до 2 трлн долларов.

Обращается внимание на большие расходы страны, выделенные ушедшей республиканской администрацией на модернизацию американского национального ядерного потенциала и в ближайшие годы. В этой связи упоминается двадцатипроцентное увеличение военных ассигнований США на эти цели в 2021 финансовом году, на которых настаивал Дональд Трамп. Эксперты поясняют, что такой рост является результатом его «опасных планов эскалации» в ракетно-ядерной сфере, а не ответом на какие-то реальные и адекватные оборонные потребности страны.

Стала подвергаться большей критике чем прежде высокая степень боеготовности стратегических ядерных сил Соединённых Штатов, которая при администрации президента-республиканца в группировке МБР достигала 99,9 процентов. Признаётся повышение риска развязывания ядерной войны в результате просчёта, ошибки, неверной интерпретации действий другой стороны, быстрой эскалации военного противостояния или каких-то умышленных целенаправленных шагов.

На этом фоне даются «советы» новому 46-му президенту страны рассмотреть вопрос о возможности принятия обязательства о неприменении ядерного оружия в первом ударе и модифицировать ныне действующую в США концепцию «запуск по предупреждению», которая может привести мир к катастрофе с применением ядерного оружия из-за неверной интерпретации ситуации, которая будет воспринята в виде какой-то ракеты или группы ракет, летящих в сторону американского континента.

Новому 46-му президенту страны даются «советы» рассмотреть вопрос о возможности принятия обязательства о неприменении ядерного оружия в первом ударе.

Подвергается остракизму убеждение Вашингтона, что он сможет вести ядерную войну в глобальном измерении и одержать в ней победу. В этой связи предлагается снизить роль ракетно-ядерных систем в военной политике Соединённых Штатов.

Пролонгация Договора СНВ-3

Осуждается как деструктивная и непродуманная линия прежней республиканской администрации, которая практически весь срок пребывания у власти была поглощена затягиванием решения вопроса о продлении срока действия Договора СНВ-3. Подавляющее число американских экспертов в области КНВ выступает за его продление на пять лет, но на определённых условиях.

Москва и Вашингтон уже обменялись дипломатическими нотами о продлении этого договора до февраля 2026 года. Похоже, что Вашингтон смог преодолеть свою прежнюю деструктивную позицию в этом процессе, который несколько лет всячески тормозила предыдущая американская администрация, пытаясь выторговать для себя односторонние преимущества.

Отвечая на мой вопрос в ходе одного из дистанционных вебинаров о возможности повторения в каком-то виде новым американским военно-политическим руководством предложения президента Барака Обамы о дальнейшем сокращении СНВ России и США до уровня 1.000-1.100 единиц по ядерным боезарядам для каждой стороны, одна из ведущих специалистов-практиков по контролю над ядерными вооружениями Роуз Готтемюллер, возглавлявшая американскую делегацию по выработке Договора СНВ-3 с Россией, назвала выдвинутую идею «очень хорошей», которую, мол, необходимо обсудить с российской стороной ещё раз. Пока же на экспертном уровне прозвучало предложение довести предельный потолок по ядерным боезарядам будущего Договора СНВ-4 до 1.000 единиц для каждой стороны.

Президент Барак Обама предлагал сократить СНВ России и США до уровня 1.000-1.100 единиц по ядерным боезарядам для каждой стороны.

Повторяется позиция администрации Дональда Трампа о целесообразности замораживания всех видов ядерных боезарядов США и России - как стратегического, так и тактического назначения. Очевидно, что новое американское военно-политическое руководство таким методом хотело бы сначала затормозить, а затем и сократить российские СНВ и ТЯО, в особенности наиболее их передовые системы.

Некоторые американские эксперты по КНВ призывают выработать и предложить российской стороне принять более жёсткие меры контроля за остающимися ядерными арсеналами после сокращений ядерных СНВ сторон в будущем. При этом подчёркивается, что новый верификационный механизм в обозначенной сфере должен адекватно соответствовать параметрам согласованных сокращений таких видов вооружений. Здесь же предлагается, чтобы в России проводился мониторинг по периметру заводов, производящих ядерные ракеты всех типов, а также разработаны процедуры контролирования американскими инспекторами российских централизованных баз хранения ядерного оружия. Но здесь же делается существенная оговорка, что американская сторона не может дать согласие на возможность посещения российскими инспекторами своих национальных хранилищ ядерного оружия или заводов по его производству. Такие односторонние меры могут выдвигать только американцы.

Признавая сложность урегулирования проблемы органической взаимосвязи между стратегическими наступательными ядерными вооружениями и стратегическими оборонительными вооружениями, то есть стратегическими системами ПРО, имеющихся на вооружении у Вашингтона и Москвы, некоторые американские эксперты в сфере КНВ выдвигают разные схемы. Одна группа исследователей по-прежнему повторяет заявление Дональда Трампа о том, что американская сторона не намерена вводить любые ограничения на развёртывание своей глобальной противоракетной инфраструктуры для перехвата баллистических, крылатых и гиперзвуковых ракет, а также вообще не собирается обсуждать такую проблематику с российской стороной. Другая группа пока застенчиво, но всё же тиражирует суждение о целесообразности введения пространственных и количественных ограничений на развёртывание ракет-перехватчиков американского глобального «противоракетного щита».

Также предлагается, чтобы администрация Джозефа Байдена продолжала настаивать на включении новых перспективных российских вооружений в будущий переговорный процесс по сокращению СНВ, в том числе высокоточных и гиперзвуковых, причём с обязательным подключением КНР к их ограничениям.

В частности, в американском экспертном сообществе высмеивается заявление работавшего в администрации Дональда Трампа заместителя государственного секретаря США Кристофера Форда, с которым тот в сенатском комитете по международным делам поведал о том, что Государственный департамент так и не определился с ответом Пекину на озвученное им предварительное условие его участия в каких-то будущих переговорах между Москвой и Вашингтоном по Договору СНВ-4. Это условие было простым: до их начала американская сторона либо сокращает свои ядерные вооружения до уровня китайских, либо КНР наращивает свои ядерные потенциалы до максимального предела нынешнего американского ядерного арсенала.

Пока слабо артикулируется идея пригласить к столу соответствующих переговоров «другие государства, обладающие ядерным оружием», например, Великобританию и Францию, которые имеют совместные планы с США о ведении ядерной войны как на двусторонней основе, так и в рамках НАТО.

«Закрытое» небо, иранская ядерная сделка и другие советы 46-му президенту

Распространяются призывы к восстановлению обязательств Вашингтона по Договору по открытому небу и к присоединению к Совместному всеобъемлющему плану действий с Ираном. Высказывается мнение, чтобы в случае восстановления участия Вашингтона в «иранской ядерной сделке» новое американское руководство настаивало на обязательном прекращении Тегераном процесса обогащения урана, на изъятии у него уже обогащённого урана и демонтаже им реакторов по производству оружейного плутония.

Отказ республиканской администрации взять обязательство не применять ядерное оружие в первом ударе заставило Москву и Пекин встать на путь усовершенствования своего ракетно-ядерного арсенала.

Признаётся, что отказ республиканской администрации взять обязательство не применять ядерное оружие в первом ударе заставило Москву и Пекин встать на путь усовершенствования своего ракетно-ядерного арсенала. Признавая в этом контексте, что Россия и КНР придерживаются оборонительных ядерных доктрин, Джозефа Байдена призывают проявлять чувство реализма в их оценке. Ставится вопрос и о внесении некоторых корректив в американскую ядерную стратегию, но с обязательным сохранением в ней незыблемой основы в виде безусловного наступательного ядерного сдерживания в самом широком понимании этой военно-стратегической установки, действующей с 1945 года.

Даются «советы» новому 46-му президенту страны рассмотреть вопрос о пересмотре ныне действующей в США концепции «запуск по предупреждению», которая может привести мир к катастрофе с применением ядерного оружия из-за неверной интерпретации ситуации, которую могут создать летящие в сторону американского континента некие «ракеты», имитацию которых могут создавать большие стаи перелётных птиц или блики солнечных лучей, отражённые от определённых видов облаков.

Появились робкие высказывания о важности разработки нового Договора о ликвидации РСМД вместо возобновления уже недействующего договорного акта 1987 года, из которого Соединённые Штаты вышли в инициативном порядке в августе 2019 года под ложными предлогами. В такой новой договорённости, как предлагается, должен быть зафиксирован либо полный запрет на создание и размещение новых ядерных ракет средней и меньшей дальности наземного базирования, либо введены предельные уровни на их развёртывание в различных регионах мира.

В последней альтернативе предлагается заморозить на определённом уровне российские и китайские ядерные ракеты средней дальности в Азии на том основании, что, дескать, российская сторона развернула на Дальнем Востоке ракету 9М729, «запрещённую Договором о ликвидации РСМД», что не соответствует действительности. Такая ракета никогда не была запрещена, поскольку она не подпадала под пространственные лимиты названного договорного акта, так как её заявленная максимальная дальность составляет всего 480 км, что на 20 км меньше минимальной дальности, с которой начинается классификация ракет меньшей дальности - от 500 км до максимального предела в 1.000 км.

Одновременно на экспертных дискуссионных площадках звучат голоса против возобновления ядерных испытаний на полигоне в штате Невада, что было отражено в ядерной стратегии предыдущего хозяина Белого дома, принятой в 2018 году.

Вспомнит ли Джозеф Байден свою максиму о КНВ?

В целом, новой «демократической» администрации предлагается трансформировать американскую военную политику и военное строительство в сторону большего рационализма и сбалансированности. Одновременно зазвучат голоса о необходимости восстановления некоего «лидерства США в области снижения риска применения ядерного оружия». Интересно, а где и когда такое лидерство проявилось?

С большой осторожностью предполагается, что при новой администрации Джозефа Байдена может появиться какой-то шанс выполнения «разворота» в сторону достижения неких договорённостей в сфере контроля над ядерными вооружениями, хотя признаётся, что его процесс может оказаться весьма затруднительным вследствие пока непреодолённых разногласий между Вашингтоном и Москвой в области КНВ в целом.

Предполагается, что при новой администрации Джозефа Байдена может появиться какой-то шанс выполнения «разворота» в сторону достижения неких договорённостей в сфере контроля над ядерными вооружениями.

Высказывается мнение, чтобы пришедшая к власти новая администрация рассмотрела повестку дня ограничения ракетно-ядерных вооружений на двухпартийной основе «сверху донизу» и добилась консенсуса по проблематике КНВ в Сенате и Палате представителей путём проведения совместных слушаний, а также в процессе дискуссий с участием национального экспертного сообщества.

Но есть и другие мнения. Консервативное и агрессивно настроенное крыло экспертного сообщества США по-прежнему требует ещё более высоких ассигнований на военные цели, делая при этом акцент на целесообразности противодействия «российским и китайским военным угрозам» в различных областях.

Нельзя сбрасывать со счетов то обстоятельство, что некоторые новые назначенцы в администрации Джозефа Байдена, которые будут принимать участие в разработке и утверждении позиции Вашингтона в области КНВ, например, государственный секретарь Энтони Блинкен и шеф Пентагона Ллойд Остин, уже сделали ряд недружественных заявлений в адрес России, например, обвинив её в «агрессивности». Это неудивительно. Новый руководитель внешнеполитического ведомства является сторонником проведения жёсткой линии в отношении нашей страны. Он занимал должность заместителя главы американской дипломатии и заместителя советника президента по вопросам национальной безопасности при президенте Бараке Обаме, а также консультировал Джозефа Байдена по вопросам внешней политики во время предвыборной кампании 2019-2020 годов, когда открыто распространял антироссийские взгляды.

Будучи сенатором, Джозеф Байден заявил в Ассоциации по контролю над вооружениями США, что достижение договорённостей в сфере КНВ это не роскошь и не признак слабости.

Будучи сенатором, Джозеф Байден заявил однажды в Ассоциации по контролю над вооружениями США, что достижение договорённостей в сфере КНВ это не роскошь и не признак слабости. По его словам, в её основе лежат «международная ответственность и национальная необходимость». Интересно, вспомнит ли он, став президентом, это своё высказывание, сделанное им более 50 лет тому назад?

Вспомнит он или нет эту максиму - время покажет. Очень скоро это станет ясным.

Но в любом случае благоразумная осторожность и тщательный анализ предложений, с которыми выступит новый американский президент на эту обширную тему, обязательно должны быть проявлены при потенциальных ответах российской стороны. В их основе должна лежать забота о национальной обороне и национальной безопасности Российской Федерации, её союзников и друзей, а также забота о поддержании гарантированной стратегической стабильности в мире.

 

Автор: В.П. Козин. Источник: Еженедельник “Звезда”

29.01.2021
  • Военно-политическая
  • Вооружения и военная техника
  • Ракетные войска стратегического назначения
  • Россия
  • США
  • XXI век