Бесперспективное движение по порочному кругу дезинформации

Версия для печати

На чём строится американская пропаганда в сфере контроля над вооружениями?

И американские официальные высокопоставленные сотрудники, и представители американских научно-исследовательских центров вряд ли публично расскажут, на чём строится американская пропаганда в сфере контроля над вооружениями. А можно ли узнать это без их гипотетических разъяснений?

Вполне. Достаточно прочитать несколько последних статей или комментариев, с которыми часто выступает в печати и на слушаниях в Конгрессе старший научный сотрудник Гудзоновского института Соединённых Штатов Тим Моррисон и его коллеги.

Кто есть Who

В своей краткой биографии он позиционирует себя специалистом в области национальной безопасности и контроля над вооружениями, в частности, в вопросах модернизации ракетно-ядерного оружия и противоракетной обороны.

Моррисон окончил Миннесотский университет и Университет имени Джорджа Вашингтона. О том, что его «экспертиза» на названных направлениях является широко востребованной в американском военно-политическом истеблишменте, говорят те факты, что он одновременно является членом группы советников по стратегическим вопросам Стратегического командования США, Обзорных комитетов по вооружениям и комплексной интеграции Ливерморской национальной лаборатории, а также группы внешних советников Сандийской национальной лаборатории, которые давно занимаются разработкой новых видов наступательных вооружений. В бытность деятельности предыдущей республиканской администрации Тим Моррисон был заместителем советника Дональда Трампа по национальной безопасности - координировал государственную политику США с 52 государствами мира и тремя международными организациями. В период с 2011 по 2018 год входил в аппарат Комитета по делам вооружённых сил Палаты представителей в качестве начальника аппарата в Подкомитете по стратегическим ядерным силам. С 2011 года является офицером запаса разведки ВМС США.

Недавно этот специалист опубликовал совместно с конгрессменом-республиканцем Майклом Тернером (штат Огайо), который так же как и названный старший научный сотрудник из Гудзоновского института является сторонником проведения жёсткой политики в отношении Москвы и Пекина, статью «Разоружение на фоне гонки вооружений». Кстати, законодатель М. Тернер активно выступает за укрепление НАТО, где в 2014-2016 годы он занимал должность председателя Парламентской ассамблеи альянса. Такой же линии придерживается и Тим Моррисон.

Тим Моррисон и Майкл Тернер показывают свою полную военно-политическую несостоятельность.

 

А 23 февраля 2021 г. Т. Моррисон выступил в Комитете по вооружённым силам Палаты представителей США с такой речью, что возникает сомнение в его умственных способностях и понимании военно-политического расклада международных сил.

Чтобы представить себе более наглядно, каким образом оба джентльмена пытаются «навести тень на плетень», а именно на Россию и КНР в области ядерных вооружений и контроля над вооружениями в целом, целесообразно использовать без купюр их высказывания и суждения, а также одновременно показать их субстантивную военно-политическую несостоятельность.


Справка

Hudson Institute (Гудзоновский институт) - американский консервативный некоммерческий мозговой центр, базируемый в Вашингтоне, D.C. Был основан в 1961 в Кротон-на-Гудзоне, штат Нью-Йорк, футуристом, военным стратегом и теоретиком систем Германом Каном и его коллегами из RAND Corporation. Гудзоновский институт специализируется на исследованиях в области оборонной политики и на отношениях с СССР (Россией). Большинство его работ в военной области классифицируются как секретные. Институт занимается формированием реакции американцев на политические и социальные события, их образа мышления, принятия решений, за кого голосовать, и вообще их поведения в обществе.

Гудзоновский Институт гордится разнообразием своей деятельности; он помогал NASA в разработке военных космических программ и способствовал широкому распространению новой молодёжной моды и идей, молодёжных бунтов и отчуждения от старшего поколения, что в открытую финансировалось компанией «Кока-Кола».

Гудзоновский институт вполне справедливо можно считать одним из учреждений по промыванию мозгов. Его главным клиентом считается Министерство обороны США, которое получает консультации по проблемам гражданской обороны, национальной безопасности, военной политики и контроля за вооружением.


Hudson Institute (Гудзоновский институт) был основан в 1961 в Кротон-на-Гудзоне,

Нью-Йорк, военным стратегом и теоретиком систем Германом Каном.

 


Цитата

«Для нашей национальной безопасности и существования нашей страны нет ничего более важного, чем угроза, создаваемая иностранными разработками ядерного оружия. Идёт гонка вооружений - сегодня США остаются в стороне».

Тим Моррисон


Т. Моррисон и Ко с глубокой озабоченностью утверждают, что Российская Федерация и КНР модернизируют своё ракетно-ядерное оружие стратегического назначения.

Да, это так. А разве Соединённые Штаты не модернизируют его? Но у наших «экспертов» не так: «США в стороне». Белые и пушистые от мучного покрова. А если сдуть?..

На самом деле - модернизируют, причём с самым широким размахом, который в денежном выражении многократно превосходит все суммарные расходы на ядерные вооружения остальных восьми ядерных государств.

Модернизируют как существующие типы стратегических наступательных ядерных вооружений (СНЯВ), так и полностью обновляют классическую стратегическую ядерную триаду, состоящую их межконтинентальных баллистических ракет наземного и морского базирования, а также тяжёлых бомбардировщиков.

Т. Моррисон и Ко с глубокой озабоченностью утверждают, что Российская Федерация

и КНР модернизируют своё ракетно-ядерное оружие стратегического назначения

 


Цитата

«Мы давно знаем, - утверждает горе-аналитик, - что Россия полагается на свои ядерные силы. Россия - государство-неудачник. Падающая сила. Перефразируя бывшего сенатора Джона Маккейна, "Россия - это управляемая мафией заправочная станция с ядерным оружием". Её ядерные силы - всего лишь ещё один пример того, что Путину необходимо дёшево создать актуальность для некогда великой державы, которую он закапывает в землю с неумолимой скоростью».


В этом контексте российская сторона критикуется за то, что она раньше приступила к модернизации своих ядерных потенциалов, чем Вашингтон. С какого времени? В последние годы Москва действительно приступила к этому процессу прежде своих американских визави. Но это объясняется тем, что у СССР/России и США сохраняются разные темпы замены СНЯВ, поскольку не Советский Союз, а американская сторона первой создала ядерное оружие и средства его доставки. Причём Америка первой создала и все три элемента своей стратегической ядерной триады, но в основном занималась не их модернизацией, а продлением их срока службы.

Одновременно Россия представлена в негативном ключе за «наращивание» тактического ядерного оружия (ТЯО). Но как можно утверждать это, если обе стороны не обменивались количественными данными об этих вооружениях? Про то, что Соединённые Штаты первыми развернули своё ядерное оружие этого класса за своими пределами - в Европе и Азии - и до сих пор складируют его там, у наших горе-аналитиков нет ни слова. Абсолютное молчание в Вашингтоне и по поводу того, что к середине 1990-х Москва полностью вывезла всё своё ТЯО с территорий государств-участников Варшавского договора и трёх союзных государств Советского Союза. А Пентагон до сих пор даже и не думает перебазировать на континентальную часть США этот вид вооружений.

Пользуясь случаем, Вашингтон постоянно манипулирует количественными показателями этих видов вооружений, завышая чужие данные и занижая собственные.


Цитата

«Более десяти лет назад Россия начала агрессивно модернизировать свои ядерные силы… Россия создаёт новые и новейшие системы, такие как гиперзвуковые планирующие аппараты, ядерные и ядерные торпеды, крылатые ракеты и другие средства.

Кроме того, согласно данным разведывательного сообщества США, Россия создала огромные возможности для развёртывания запасов неразвёрнутых стратегических ядерных боеголовок в случае, если она захочет это сделать.

Точно так же "Россия обладает до 2.000 таких нестратегических ядерных боеголовок, на которые не распространяется новый Договор о СНВ", и десятки этих [нестратегических] систем доставки уже развёрнуты или находятся в разработке».

Тим Моррисон


Оба автора даже не упоминают, что Пентагон обновляет арсенал подобных видов ядерных вооружений и средств их доставки, которые относятся к средствам передового базирования, за счёт разработки и создания в самое ближайшее время их новых модификаций, например, в виде корректируемой универсальной авиабомбы В 61-12. Универсальной по той причине, что она может доставляться к целям самолётами и тактической, и стратегической авиации.

Тестовый вариант новой ядерной авиабомбы США B 61-12

 

Тим Моррисон и Майкл Тернер открыто выступают за применение американской стороной ядерных боезарядов малой мощности, то есть с мощностью от пяти килотонн и ниже, что всё равно приведёт к эскалации ядерного конфликта. Дело в том, что не мощность ядерных боезарядов, а сам факт применения ядерного оружия одной стороной может вызвать ответную реакцию другой стороны, располагающей ядерным потенциалом.

С российской головы на китайскую


Цитата

«Использование этих "новых военных возможностей" может объяснить, почему Россия (и, по всей видимости, Китайская Народная Республика), согласно оценкам, проводит испытания ядерного оружия малой мощности в нарушение Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ ) в том виде, в каком он, как понимается и применяется».

 

Тим Моррисон


Пекин обвиняется этими соавторами в том, что он припрятывает точное количество стратегических ядерных боезарядов и их носителей за «Великой стеной секретности». А китайская сторона и не обязана раскрывать размеры и особенности своего ракетно-ядерного арсенала, так как никогда не являлась и до сих пор не является участником переговоров об их ограничении или сокращении.

США также придерживались аналогичной линии секретности до тех пор, пока не приступили сначала вместе с Советским Союзом, а позднее, после его трагического распада, с Россией к ограничению и впоследствии к сокращению только СНВ. Тактические ядерные средства до сих пор остаются «за скобками» переговоров.

Чтобы представить Китай в негативном ключе, Тим Моррисон и Майкл Тернер цитируют командующего Стратегическим командованием США адмирала Чарльза Ричарда, который в феврале этого года утверждал, что в ближайшее десятилетие Пекин может удвоить или даже учетверить свой нынешний ядерный потенциал. Китайская сторона имеет на это полное право из-за растущей американской ядерной мощи и американской стратегии нанесения первого ядерного удара, в том числе и по китайской территории. Тем более, что американская сторона категорически не желает брать на себя обязательство не применять ядерное оружие в первом ударе против КНР, которая ещё в 1964 году взяла на себя в одностороннем порядке такое обещание в отношении всех государств. То есть приняла универсальное обязательство.

США считают, что сталкиваются с угрозами со стороны России и Китая

 

Авторы статьи «Разоружение на фоне гонки вооружений» утверждают, что Соединённые Штаты проводят «чёткую грань между ядерными и неядерными системами вооружений». 


Цитата

«Россия добавляет новые военные возможности к своему существующему арсеналу нестратегического ядерного оружия, в том числе того, которое может быть использовано на кораблях, самолётах и ​​сухопутных войсках. Эти ядерные боеголовки включают системы театрального и тактического действия, на которые Россия полагается для сдерживания и разгрома НАТО или Китая в конфликте, и многие из них используются в системах доставки, которые имеют двойную природу.

Использование этих "новых военных возможностей" может объяснить, почему Россия (и, по всей видимости, Китайская Народная Республика), согласно оценкам, проводит испытания ядерного оружия малой мощности в нарушение Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), в том виде, в каком они, как понимаются, применяются; эти тесты Соединённые Штаты провели в 1992 и отреклись от них в 1995 году».

Тим Моррисон


Так ли это? Интересно, где такая грань была ими обозначена, если Вашингтон не предоставляет российским инспекторским группам возможности удостовериться в том, установлены ли на борту американских подводных ракетоносцев стратегического назначения баллистические ракеты в ядерном или в неядерном снаряжении?

Или, скажем, крылатые ракеты, как это представлено на слайде, который изображает компоновку из семи крылатых ракет морского базирования, установленных в одну из шахт четырёх атомных ракетных субмарин США, где прежде размещались баллистические ракеты?

Компоновка из семи крылатых ракет морского базирования

 

Гиперзвук преткновения и страха

В статье Тима Моррисона и Майкла Тернера Российская Федерация подвергнута остракизму за создание новых систем вооружений, в том числе гиперзвуковых, которые не покрываются Договором СНВ-3, да и вообще не упоминаются в нём. Но американская сторона уже давно и самой первой стала заниматься созданием перспективных видов вооружений, в том числе и гиперзвуковых.

Более того, ни при Дональде Трампе, ни при Джозефе Байдене Вашингтон не пытался и до сих пор даже не пытается включить в переговорный процесс собственные, как там называют, «несдерживаемые» в договорном плане новые виды вооружений. Не торопится. Явно ждёт от нас уступок в этом вопросе. По мнению американских оппонентов, именно Москва должна пойти на них. Интересно: с какой стати?


Цитата

«Недавно мы стали свидетелями того, - заявил Тим Моррисон на слушании в Конгрессе США, - как администрация Байдена продлила на пять лет новый договор СНВ. Мы закрепили эти российские преимущества ещё на пять лет. Я считаю, что это была ошибка.

Например, многие идеологи в сообществе разоружения лихорадочно провозглашают необходимость того, чтобы Соединённые Штаты отказались от использования ядерного оружия кроме ответа на ядерную атаку. Эта так называемая доктрина "единственной цели" заставит вас упустить из виду эти программы оружия противника».

Тим Моррисон


Но если наш «эксперт» признаёт, что такие виды вооружений не могут вызвать «фундаментальное изменение» в ядерном балансе сторон, то на чём он инициируют столь шумный «сыр-бор» по поводу российских оружейных новаций?

Полной дезинформацией является утверждение о том, что Россия проводит испытания ядерного оружия, а КНР, «вероятно», готовится к их проведению в нарушение Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Так и написано с использованием глагола в настоящем времени: «российская сторона "проводит" испытания ядерного оружия». Но где же доказательства? Где и когда такие испытания были проведены?

Таких фактов просто нет. Их невозможно предъявить. Потому, что на российских ядерных полигонах уже несколько десятилетий стоит полная тишина. Это фиксируют специальные сейсмографы, установленные в других государствах мира. Эксперты явно забыли, что Россия, в отличие от США, ратифицировала этот важный договорный инструмент ещё в 2000 году, а американская сторона до сих пор уклоняется от этого. Более того, нынешний хозяин Белого дома пока не отменил симптоматическое положение ядерной стратегии Дональда Трампа 2018 года, которая предусматривает возобновление испытаний ядерных взрывных устройств на ядерном полигоне в штате Невада.

В представленном изыскании Тим Моррисон и Майкл Тернер настаивают на модернизации существующего американского ядерного потенциала любой ценой, на качественном обновлении всех трёх элементов стратегической ядерной триады, а также на укреплении стратегии ядерного сдерживания Соединённых Штатов, которую в кратком виде можно квалифицировать как «наступательное безусловное ядерное сдерживание». Но если они предписывают проводить такой курс своей стране, то почему они считают, что линии на укрепление ядерного сдерживания не могут придерживаться другие ядерные государства?

ПРО И ТЯО США в Европе при Джозефе Байдене


Цитата

«Нынешний министр обороны Ллойд Остин заявил сенатскому комитету по вооружённым силам: "Я согласен с тем, что ядерное сдерживание является наивысшим приоритетом министерства и что обновление и реорганизация ядерных сил нашей страны является важнейшим приоритетом национальной безопасности".

Четыре министра обороны от обеих политических партий поддержали тот же принцип в пользу программы ядерной модернизации, разработанной президентом Обамой и осуществляемой президентом Трампом. Этот двухпартийный план означает модернизацию дополняющих трёх ножек систем доставки ядерного оружия - тяжёлых бомбардировщиков, способных нести гравитационные бомбы и крылатые ракеты воздушного базирования, и самолётов двойного назначения; подводные лодки с баллистическими ракетами, способными нести боеголовки малой и большей мощности; и межконтинентальные баллистические ракеты наземного базирования».

Тим Моррисон


Так на чём же строится реальная американская пропаганда в сфере контроля над вооружениями?

Этот вопрос стоит в заголовке. Ответ: зачастую на лжи и искажении действительности. В других государствах Вашингтон видит иголку в стогу, а у себя не замечает и бревна в глазу. Это отчётливо просматривается в недавно написанной статье Тима Моррисона и Майкла Тернера, в выступлении Моррисона в Конгрессе, а также в прочих их псевдоинформационных материалах на эту важную тему. Заметна и другая особенность: эксперты американских научно-исследовательских центров берут ложную информацию из выступлений высокопоставленных представителей Пентагона и Государственного департамента, а затем повторяют её на слушаниях в Конгрессе, обеспечивая тем самым бесперспективное движение по порочному кругу дезинформации

Автор: В.П. Козин. Источник: Еженедельник "Звезда"

10.03.2021
  • Военно-политическая
  • Вооружения и военная техника
  • Ракетные войска стратегического назначения
  • Россия
  • Европа
  • США
  • Китай
  • НАТО
  • XXI век